Фарфор Мейсен – три века истории посуды из Саксонии, фото сервизов, ваз и статуэток, фирменное клеймо

Вряд ли мог представить юный алхимик Иоганн Фридрих Бёттгер, что главным достижением его жизни станет не добытое из ртути золото, и даже не философский камень, а мейсенский фарфор. Что за удивительная ирония судьбы! На избранном поприще потомок ювелира, изготовителя денег и эксперта по монетам, прослыл мошенником. А подневольно найдя формулу белого золота, стал отцом европейского фарфора. Того самого, что уже несколько веков считается эталоном.

Саксонский фарфор, отметивший уже 310 лет своего лидерства в отрасли, рождался в замысловатых коллизиях алчности и преклонения перед шедеврами китайских мастеров, упорного труда и мошенничества. Не обошлось без счастливых случайностей и детективных поворотов. Но какой бы витиеватой ни была история появления бренда «Meissen фарфор», еще при жизни его создателя было ясно: секрет китайцев разгадан. В Европе есть свое «белое золото».

Факты и легенды – от алхимии к магии

Бёттгер с 16 лет всерьез мечтал добиться цели всех алхимиков, но на пути к результату позволял себе пудрить мозги современникам. Демонстрировал опыты по «золочению» простых металлов. Дешевый пиар не остался без внимания властей, и от преследования короля Пруссии «фокуснику» удалось спрятаться под крылом саксонского правителя. Августу Сильному, приютившему алхимика не из благородных позывов, Бёттгер нужен был по двум причинам:

  1. Правитель Саксонии любил роскошную жизнь, но казна была пуста. А вдруг алхимик действительно получит золото, и тогда материальные проблемы останутся в прошлом.
  2. В те годы Августом владела всепоглощающая страсть к китайскому фарфору. Ни одна попытка европейцев разгадать рецепт и технологию тонкостенной белоснежной посуды не приносила результата. Того, кто станет первым владельцем фарфоровой мануфактуры, ожидало сказочное богатство. Поэтому Август Сильный рассчитывал, что Бёттгер «нахимичит» белое золото, добудет славу своему покровителю и набьет казну.

Надежды получить неиссякаемый источник золота рухнули уже в 1701 году. Беттгер промотал деньги, выделенные курфюрстом на опыты, и был заключен под стражу. А через 3 года незадачливый, но пытливый алхимик поступил в распоряжение Фон Чирнгауза, занимавшегося поиском рецепта фарфора. Будучи создателем стеклянных заводов, граф исследовал минералы, ставил физические опыты, пытаясь получить подходящую глиняную массу.

Яшмовый фарфор

Тандем физика и алхимика дал первые результаты в 1705 г. Образцы керамики этого периода получились непористыми, тонкостенными, звенящими, стойкими к высокой температуре, но красными. Создавалось впечатление, что посуда вырезана из яшмы — минерала похожего оттенка. Структура керамики уже почти соответствовала китайскому фарфору, но секрет белизны материала пока оставался нераскрытым.

Исследователи продолжали поиски. А яшмовый фарфор становился популярным благодаря:

  • благородной матовой поверхности — бархатистые стенки кувшинов и ваз не глазуровали;
  • мягким терракотовым оттенкам;
  • строгой готической форме;
  • золотой или цветной росписи;
  • лепным орнаментам.

Спустя время продукции дали имя Бёттгера.

На фото — антикварные изделия, старинный беттгеровский фарфор

Впрочем, слава изобретателя фарфора тоже полностью досталась алхимику.

Но знати нужна была посуда такого же цвета, как и китайская. Вдохновленный первым успехом Август Сильный проспонсировал дальнейшие поиски: в Дрездене оборудовали лабораторию, где суждено было родиться настоящему белому золоту.

Предметы из сервиза «Лебединый»

Как нашли главный ингредиент

Исторически подтвержденных сведений о том, как из всех сортов глины, встречающихся на территории Саксонии, была найдена «шнорровская земля», ставшая аналогом каолина (главного ингредиента китайского фарфора), нет. Но бытует забавная легенда о том, как Беттгер разгадал секрет, над которым европейцы так долго бились.

Известно, что в те годы в моде были парики. При изготовлении аксессуара цирюльники использовали пудру. Но и здесь не обошлось без мошенничества. Алхимик обратил внимание на то, что его парик припудрен странной субстанцией — жирной и комковатой. В ходе разбирательства Бёттгер выяснил, что недобросовестный цирюльник, желая сэкономить, посыпал парики сухой растолченной глиной белого цвета. Чирнгауз с Бёттгером вышли на поставщика сырья — не уступающую по качеству каолину «пудру» для париков продавал купец Шнорр.

Результаты испытаний произвели настоящий фурор. В записях о каждом шаге к поставленной цели за 15.01.1708 г зафиксирован день рождения немецкого фарфора. Полупрозрачная белая пластина, прошедшая 12-часовой обжиг, стала первым образцом. Испытания получили высочайшую оценку: материал превосходил китайскую продукцию по прочности. Так изобрели твердый фарфор, который впоследствии станет известен на весь мир как мейсенский.

Первая мануфактура

Убедившись в достижении нужного результата — белоснежного тонкостенного фарфора, курфюрст повелел приступить к производству, отдав в 1710 г. под первую мануфактуру замок в Мейсене. Бывший алхимик поставлен во главе предприятия. Но подступы к замку Альбрехтсбург охранялись, а Беттгер, который владел тайной технологии и сам разработал рецептуру глазури разных оттенков, трудился в строжайшей тайне, практически в заточении. Так Август Сильный пытался сохранить монополию на изготовление фарфора.

Ваза с лепной виноградной лозой, изготовлена до 1720 г.

Первые изделия — подражание китайскому фарфору — принесли саксонскому правителю славу, вслед за которой начала пополняться казна. Фабрика в Мэйсоне принимала заказы от первых лиц соседних государств и местной знати.

Чашка с блюдцем, ок.1720 г.

За два года до смерти (умер в 1719 г.) Бёттгер освоил подглазурную роспись кобальтом. Интересно, что ярко-синий оттенок получается только после обжига. Нанесенный на сырую глину кобальт — это грязно-зеленый цвет.

Есть непроверенная информация, ставшая еще одной легендой, о том, что в попытке продать секрет рецептуры и технологии, алхимик скрылся из-под надзора. Но властный курфюрст вернул беглеца, не увидевшего больше свободы.

Секрет белого золота из Майсена еще какое-то время хранили стены замка. Считается, что тайна стала достоянием конкурентов через еще одного беглеца — Самуэля Штельцеля. Зная всю кухню, он переметнулся за щедрое вознаграждение к венским мастерам. И, хотя слуги Августа Сильного нашли и вернули специалиста, да с ним еще и талантливого художника привезли в Альбрехтсбург, фарфоровое производство уже стало достоянием Германии, Австрии, Франции.

Имена и стили

В 30-х годах с приходом Иоганна Кендлера начался выпуск фарфоровой скульптуры. Вклад художника настолько повлиял на развитие предприятия, стиль продукции, что мастер до сих пор почитаем в Мейсоне наравне с Бёттгером. Сейчас за статуэтку (одну!) из «Обезьяньего оркестра», созданного скульптором, а после преподнесенного в дар мадам Помпадур, на сайте антиквариата запрашивают до 60 000 руб.

Формы, разработанные Кендлером, актуальны на современном производстве, давно стали классикой. А тогда его блюда и подсвечники, конфетницы и композиции из фигурок животных, людей, ангелов были новаторством. Знатоки мейсенского фарфора считают высочайшим достижением художника сервиз, состоящий из 2,2 тыс. предметов, каждый из которых — произведение искусства. Мастер над своим творением работал 4 года и назвал сервиз «Лебединым».

Супница из знаменитого сервиза

Десятилетиями оттачивалась рецептура, обогащалась палитра красок, совершенствовался стиль. Эпоха рококо постепенно вытеснялась классицизмом. Соратником Кендлера в новой стилистике стал Мишель Виктор Асье. Отвечая на запросы времени и вкусы знати, мейсоновская продукция становилась все популярнее. Слава дошла до России.

Своего фарфора у Петра I не было. Государь познакомил подданных с китайской и немецкой посудой из белого золота. Высшая знать настолько полюбила фарфоровые вазы, сервизы, предметы декора, что в Альбрехтсбурге выделяли дни, когда работали только на русские заказы.

Екатерина Великая, ко двору которой уже поставлял продукцию Императорский фарфоровый завод, не единожды обращалась к германским мастерам. В Ораниенбауме она обставила немецким фарфором один из кабинетов. В истории Мейсена эпохи классицизма эта работа осталась как «Большой русский заказ». По мотивам античной мифологии сделали 40 фигур-аллегорий, изображений богов.

На фотографии — скульптура «Бог Аполлон на солнечной колеснице»

Только немецким мастерам императрица могла доверить увековечить в фарфоре любимую собаку. В Мейсен доставили картину с изображением Земиры, подробное описание ее внешности и характера. И опять работа оказалась выше всяких похвал

Любимая собака Екатерины II, 1776 г.

Мода на саксонские вазы, сервизы, статуэтки наложила отпечаток на первую продукцию Императорского фарфорового завода, заработавшего в С-Петербурге в середине XVIII в. Даже в Дулево, наряду с народными агашками для разночинцев, делали изысканные сервизы, достойные высшей знати, в духе лучших саксонских образцов.

Где сейчас работают мейсенские мастера

Замок оставался единственной производственной площадкой фарфора до 1863 г.

Столовый сервиз-солитер (так называли набор посуды на одну персону) середины XIX в.

Уже в следующем году новые цеха заработали на юго-западе города. Эту прописку завод сохранил до сих пор. Всего в 12 км от предприятия добывают каолин, из которого современные мейсенские мастера творят фарфоровые шедевры, расписывая их, как и прежде, вручную.

Кофейный сервиз (21 предмет) на 6 персон

Клеймо старейшей европейской фабрики

Художники говорят, что в отличие от секрета глиняной массы, предприятию удалось сохранить в тайне рецептуру красок. На основе разработок XVII-XVIII вв., когда количество пигментов укладывалось в десяток, за три века получили тысячи новых оттенков. Но первый (кобальтовая синь) неизменно служит для клеймения продукции.

Знаменитые скрещенные мечи — эмблема старейшего фарфорового завода Европы — перекочевали в 1722 г. на изделия мануфактуры со старинного герба Саксонии.

К тому времени Август Сильный был уже королем польским (Augustus Rex). Фарфор для него, членов семьи и высокопоставленных гостей маркировался монограммой правителя.

На фотографии рядом с монограммой — клеймо с аббревиатурой Королевской Порцелановой Мануфактуры для остальной продукции. Со временем клинки стали изогнутыми, а в период до 1773 г. между ними появилась точка. Ее ставили то сверху, то снизу. Варианты клейм настоящего мейсенского фарфора по годам — на фото:

С середины XX в. наряду с синими мечами ставили годовой символ.

Три века, будучи лидером и эталоном фарфоровой индустрии, предприятие следило за качеством и боролось с подделками. Зная нюансы заводских клейм, антиквары определяют год создания изделия. Чем старше предмет, тем выше цена.

Тарелка, чайная пара или кувшин, на которых под скрещенными саблями курсивом написано Meissen, — это современная продукция. Да, бренд отличается немалой стоимостью по сравнению с конкурентами. «Мейсен» — это очень дорого. Но за предметы с клеймом без надписи антиквары запросят гораздо более высокую цену.

На рынке попадаются оригинальные фарфоровые тарелки, статуэтки, на которых синие сабли словно перечеркнуты поперек.

Прорезанные или прокрашенные горизонтальные линии располагали выше, ниже клейма. Сомнений в том, что это настоящий Meissen, нет. Просто так помечали бракованные изделия. Количество линий сообщало о характере дефекта:

  • одна — проблема с корпусом;
  • две или три — по степени брака в декоре.

Такой товар фирма, претендующая на высшую оценку, на рынок не выпускала. Брак по дешевке отдавали мелким художникам.

Мейсен, да не тот

Среди многообразия вариантов мечей, шпаг, подписей подлинного мейсенского фарфора нет напечатанного названия города в овале (см. фото).

Такая надпись без мечей — совсем не тот Мейсен, за который отдают десятки тысяч рублей. И ведь речь не о фальсификате. Во второй половине XX в. город, где изобрели европейский фарфор — Мейсен, приютил еще один завод, работающий с белой глиной.

Новое предприятие имело право наносить на свою продукцию название прославленной родины саксонского порцелана. Начинающие коллекционеры, цель которых — посуда «мейсон», не раз попадались на незнании символики знаменитого завода:

  • клеймо исключительно синего (не фиолетового, не голубого) цвета;
  • мечи прямые или изогнутые, но рукояти — перечеркивающие клинок линии — всегда внизу;
  • кроме мечей, стоит точка, звездочка;
  • написание названия города без обводки;
  • годовой знак (фарфор периода ГДР и позже).

А уж если попадутся где-то на блошином рынке якобы оригинальные предметы с надписями, отличающимися от Meissen (например, Maison, Meißen), то от покупки отказываются не раздумывая.

Неразгаданная тайна Мейсена

Понять, как можно за тарелку (не антикварную) диаметром 22 см, украшенную скромным букетом бело-розовых цветов, отдать больше 40000 руб., сможет только истинный ценитель.

Белая роза

Германский фарфор с трехсотлетней историей — это очень дорогое удовольствие. Формы, разработанные 1,5-2 века назад, ручная роспись, лепнина, позолота. Главное — высочайшее качество. И, конечно, бренд. Мейсен — это эталон. Не просто посуда, а искусство. Увидеть кружева тарелок, напоминающих ажурные фруктовые корзины и остаться равнодушным невозможно.

Мейсенское белое золото стало достоянием мировой культуры. Оно экспонируется в крупнейших музеях, хранится в частных коллекциях. 300 лет назад алхимик и физик создали чудо, магия которого не отпустит человечество уже никогда.

Поделиться с друзьями
Юлия Чернявская
Юлия Чернявская

Эксперт по истории посуды.

Оцените автора
Добавить комментарий