Фарфор Кузнецова: антикварная посуда времен царской России

Во всем мире кузнецовский фарфор завоевал славу и признание еще в XIX веке и уже в то время стал брендом. Он сочетал в себе высочайший класс продукции, передовые технологии и демократичные цены. Недоступная ранее крестьянству, мещанам тонкостенная посуда заполонила трактиры и чайные, кабаки и прочие заведения общепита.

Но кухонную утварь эконом-класса, изготовленную на фабриках Кузнецовых, не сравнить с тем, что было в простых домах прежде. Посуду для разночинного люда делали с тем же усердием и тщательностью, что и для столичных ресторанов, представителей русской аристократии.

Фарфор Кузнецова получал главные призы на престижных европейских выставках и стал лидером отрасли не только в России. В Европе и Азии продукция династии была любима и востребована. Гербовое клеймо на фарфоре для ближневосточных рынков украшала арабская вязь.

Разве мог все это представить Яков Васильевич Кузнецов — крестьянин-старовер, которому, будучи крепким хозяйственником, удалось выкупить себя у помещика! Именно так и началась фарфоровая империя семьи, прославившая Россию на весь мир.

Рождение бренда

В Гжельской волости, где жил Яков Васильевич, трудно было пройти мимо основного местного промысла — изготовления глиняной посуды. Место, богатое сырьем отменного качества, уже славилось гончарами. Но за свободу Кузнецов заплатил из других доходов. Имел постоялый двор и кузницу, торговал лесом, предоставлял в аренду инвентарь для полевых работ.

Истоки

Получив вольную, Яков Васильевич с сыновьями решили вывести фарфоровое дело на новый уровень. На местной фабрике посуду выпускали неказистую. Хоть и глина в распоряжении отменная, белая, да чашки с блюдцами выходили сероватыми. То глазурь обобьется, то покрытие неравномерное.

Кузнецовы видели изъяны и знали, что спрос на подобный товар очень высок. Потому решили: делать фарфор качественный, чтоб не стыдно было предложить зажиточным гражданам и господам, но и дешевый — крестьянству и работягам по карману.

Буквально за пару лет новохаритоновская мануфактура, заложенная в 1810 году, развернулась в полную мощь. Кузнецовы, сами знающие толк в фарфоровом деле, привлекли гжельских работников для возведения стен, печей, установки оборудования.

В цехах работали лучшие местные мастера. Дело пошло. Сыновья — Терентий и Анисим — постигали азы ремесла и готовились продолжать семейный бизнес. Сегодня синие узоры Гжели знают далеко за пределами Новохаритоново.

Второе поколение

После смерти отца на заводе братьям стало тесно, и Терентий решил завести собственное предприятие. Неподалеку, в районе деревни Ликино, присмотрел пустующие площади.

Сосновые и березовые леса, торфяные болота — сырье для прогрева печей. До Москвы рукой подать. А в соседних деревнях полно крестьян, готовых работать за небольшую плату. Так на пустоши Дулево появился завод, которому суждено было возглавить фарфоровую отрасль в России.

Но планы Терентия Кузнецова были гораздо шире одного завода. Он приобрел предприятие по изготовлению фаянса у купца Сафронова, имевшего завод в Коротково. А сын, Сидор Терентьевич, выстроил с нуля крупную фабрику неподалеку от Риги. Интерес к производству в Прибалтике вызван выходом на европейские рынки. Рижский порт — ворота, открывающие большие перспективы.

Кроме того, крепким старообрядцам Кузнецовым импонировало, что в тех краях была большая община староверов. Они имели определенное влияние на хозяйственную деятельность в регионе. Да и местные власти вели себя лояльно по отношению к культурно-религиозному складу старообрядцев.

Для строительства фабрики в Латвии и последующего производства фарфоровых изделий Сидор Терентьевич привел с собой мастеров из Гжели, Дулева, менее известных мануфактур династии. Сюда же подтянулись работники многочисленных предприятий, разорившихся из-за неспособности конкурировать с фарфоровой империей Кузнецовых.

История Рижской фабрики до советского периода кратко:

1841 — начало строительства.
1843 — запуск производства, первая фаянсовая посуда вышла на рынок. На фото клеймо того периода.
1851 — начало выпуска фарфоровой продукции.
1900-1910 — на предприятии работают 2500 человек, выпускают в среднем 20 млн единиц посуды ежегодно.

Рижская фабрика дольше других предприятий фарфоровых монополистов носила имя основателей — Кузнецовых. Здесь после революции спасались от репрессий представители династии, которым удалось покинуть страну Советов. Лишь в 1940 году, когда советская власть добралась до Прибалтики, последние представители прославленной семьи лишились бизнеса окончательно.

Расцвет фарфоровой империи

Политика старших Кузнецовых — строить новые заводы и выкупать уже работающие — стала основной в деле расширения фарфорового бизнеса. К управлению семейным делом в 1867 году приступил молодой и амбициозный правнук Якова Васильевича — Матвей Сидорович. Сразу же присовокупил к уже действующим фабрикам новую, построенную в Харьковской области.

А через 3 года купил и переоснастил по самым прогрессивным технологиям фарфоровый завод Ауэрбаха, ныне функционирующий как Конаковский фаянсовый завод. Приобретение дало еще один бонус — принадлежащее прежнему владельцу право на изображение герба России при клеймении посуды.

Начало 1890 года ознаменовалось ценнейшим приобретением предприятия Гарднера. Взяв завод конкурента под собственное управление, М. С. Кузнецов решил не менять торговую марку фарфора Вербилок, поскольку у завода с богатой историей к тому времени сложился свой имидж, постоянная клиентура.

Под конец этого десятилетия крупнейший фарфорозаводчик дореволюционной России объединил все свои фабрики под маркой «Товарищества производства фарфоровых и фаянсовых изделий М. С. Кузнецова». Восемь крупнейших предприятий, поставляющих продукцию по всей стране, в Европу, Азию, выпускающих 2/3 всего объема российского фарфора, — результат труда нескольких поколений выходцев из крестьян.

Антикварное блюдо

Достижения фарфорового короля России

К концу 19 века с Кузнецовыми мог конкурировать только Императорский фарфоровый завод. Но у каждого из производителей была своя ниша. Удел ИФЗ (в советское время ЛФЗ) — аристократия. Империя Кузнецовых охватила все слои населения — от низов до знати. Русский фарфор гжельских староверов уверенно вытеснял из Европы родоначальников промысла — китайцев.

М. С. Кузнецов постепенно собрал высшие награды:

  • Орден Бухарской звезды;
  • Кавалерский крест (Франция);
  • Орден Почетного легиона.

Победы кузнецовского фарфора (по годам):

  • 1872 — Москва;
  • 1896 — Нижний Новгород (выставка всероссийского масштаба);
  • 1889, 1890 — Париж;
  • 1903 — Реймс;
  • 1905 — Льеж.

Особенности производства

Каждая фабрика Кузнецова становилась не только крупным промышленным центром. С развитием железнодорожного сообщения к производству протягивали ветки, соединяющие с Москвой, другими крупными городами. По соседству с заводскими корпусами находились жилые кварталы. Среди садов вырастали общежития и столовые для работников, больницы, школы, православные церкви.

Старообрядец строил храмы для своих рабочих. Вкладывал деньги в образование и духовную жизнь. В свободное время труженики играли в футбол на оборудованных под модный вид спорта плацах. Где-то был свой оркестр, в другом месте — ботанический сад. А вот питейные заведения на территории поселений хозяин запрещал.

Быть всегда на шаг впереди конкурентов непросто. Но Кузнецовы никогда не жалели денег на переоснащение производственных мощностей. Меняли водяные приводы на парогенераторы, вводили электричество. Запускали механические линии по изготовлению и раскраске посуды.

Сырье получали высшего сорта, а за качество строго спрашивали с управляющих. Результат — статус «Поставщика Двора Его Императорского Величества» с 1902 г.

Для высокохудожественных выставочных экземпляров на фабриках фарфора глину томили целый год в специально оборудованных подвалах. Сырье приобретало особую пластичность после «летования». Это один из секретов фарфорового искусства Кузнецовых.

Масленка «Цыплята»

Одним из способов получить столовую посуду бизнес-класса по эконом-цене стало использование торфа в качестве топлива. Печи для обжига требовали огромного количества дров. А размещенные неподалеку от торфяников фабрики стали использовать бесплатное сырье. Но и тут был у Кузнецовых секрет фирмы: торф заготавливали до 20 июля, но не днем позже. Иначе он не высыхал до такой степени, чтобы печи набирали нужную температуру.

Специализация — нововведение, освоенное в Дулево. Каждый сотрудник выполняет определенную функцию. Каждому цеху — своя задача: формование, штамповка, литье, обжиг, роспись. Для выпуска массовой продукции это — способ снизить затраты труда и времени. Но авторские работы (от замеса глины до последнего штриха) до сих пор — дело мастера.

Ручная роспись, особенно если речь идет о дулевских агашках, — неоспоримое достоинство, повышающее стоимость продукции. Кузнецовы сотрудничали с профессиональными художниками для выставочных образцов или оформления изделий для высочайших особ.

Для массового потребителя кофейные и чайные сервизы, супницы, селедочницы расписывали крестьяне, ремесленники, не имевшие образования. Цена вручную разрисованных молочников и соусников в те годы была по карману простому горожанину. А теперь в лавках антиквариата за дешевую когда-то кузнецовскую посуду коллекционеры отдают десятки, а то и сотни тысяч рублей.

Менеджмент

Будучи грамотными дельцами, Кузнецовы отслеживали спрос на фарфор и реализацию своей продукции: во всех уголках страны работали приказчики, которые постоянно мониторили местные рынки. И тут же реагировали на потребителя. Ведь продавать получится только то, что хотят купить.

Охватить все слои населения удалось, учитывая потребность, вкусы:

  • Крестьянам, мелким ремесленникам, заводским рабочим по душе простые народные мотивы, незатейливые цветы в стиле агашек.
  • Купечеству подавай побольше золота — здесь одной каймой не обойдешься, покрывали всю внутреннюю поверхность чашечки. На фото — чайная пара (кобальт, золотое крытье).

  • Для знати — изысканные чайные пары Кузнецова и столовые сервизы в стилистике ведущих европейских мастеров. Изящные формы, тонкая позолота, вензеля, художественная роспись.

Угодив всем, монополисты захватили рынок раз и навсегда.

Кузнецовские клейма на фарфоре

До образования «Товарищества» на клеймах, кроме фамилии владельца, указывали место, где изделие произведено. После 1887 года, когда произошло объединение всех крупных и мелких производств под одной торговой маркой, на клейме обязательно было указание на «Товарищество» — слово полностью или «Т», «Т-во», «Тов». На фото — клейма раннего периода и расцвета фарфоровой империи.

  1. В Дулеве — кобальтом, особенные экземпляры — золотом.

С 1864 по 1872 год продукцию маркировали буквами «К.D.М», которые расшифровывались как «Кузнецовская дулевская мануфактура». Аббревиатура стояла отдельно или в сочетании с гербом.

  1. На бывшей сафроновской в Короткове.

Другие варианты не сохранились.

  1. Указание Тверской губернии — знак того, что фарфор сделан на бывшем предприятии Ауэрбаха.

  1. В Будах до 1894 год выпускали только фаянс, а после начали производство фарфора. Клеймо — место изготовления.

  1. Выпускаемые с фабрики, когда-то принадлежавшей Гарднеру, сервизы и столовая посуда клеймились буквами ДФ — Дмитровская фабрика. Но свою фамилию на изделия предприятия Кузнецов поставил только после создания «Товарищества». До этого момента, уважая традиции именитого предприятия и предупреждая негативную реакцию клиентов, сохраняли прежнее клеймо с фамилией бывшего владельца.

  1. Рыбинская фабрика, отошедшая монополистам в 1894 г., поставляла продукцию высочайшего качества на Восток. До образования «Товарищества» на клейме было название города.

  1. Принципиально отличалось клеймение продукции, выпущенной в с. Грузино. На эмблеме — ордена с медалями. Буквы «ГФ» — «Грузино Фабрика». Надпись «Волхов» — столица губернии. Клейма с буквами «БФ», «Новг» — новгородской фабрики в Броннице.

Встречаются московские клейма или вообще без указания конкретного завода-изготовителя.

Рекомендации коллекционерам

Несмотря на то что клейм очень много, разные варианты были на каждом предприятии в отдельные периоды, именно эти знаки помогают установить примерный год работы, фабрику.

Чайная пара из серии «В день ангела» времен царской России

Антикварные лавки и сайты, торгующие старыми серийными и редкими видами фарфоровых изделий, предлагают статуэтки, фигурки животных и настенные тарелки, сервизы, отдельные предметы столовой посуды и декора.

Покупая ценную кружку или кувшин через интернет, современный коллекционер рассчитывает только на фото выставленных лотов и описание. А в реальном антикварном магазине можно подержать понравившуюся вазу или сахарницу, почувствовать невесомость фарфора, послушать звучание тонкостенной посуды.

Ценность зависит от:

  • срока выпуска — старинные стоят дороже новоделов;
  • единичности — чем чаще встречается товар, тем ниже стоимость;
  • состояние изделия, товарный вид — любые повреждения (трещины, сколы) либо очевидная работа реставраторов позволяют приобрести даже редкие экземпляры дешевле;
  • эксплуатации — сколько пользовались (важно для посуды, так как предметы декора обычно стоят в шкафах за стеклом).

Отличить оригинальную работу от подделки поможет эксперт по оценке антиквариата. Ведь за старинные вещи просят большие деньги, а по неопытности начинающий коллекционер купит и копию, не имеющую ценности. Если фарфор советского периода — это огромный выбор и невысокая цена, то дореволюционный на несколько порядков дороже.

За чайную пару из дореволюционного Дулева продавец просит 3600 руб. И это цена с учетом неидеального состояния посуды. А чайные пары дулевской фабрики 60-х гг. стоят в среднем 400-500 руб. Через 30-40 лет подорожает каждая из них. То есть коллекционирование — это еще и неплохая инвестиция, поскольку к старинному фарфору интерес не пропадет никогда.

Уход за антикварным фарфором

Неважно, какую цель преследует коллекционер, собирающий фарфоровые статуэтки, посуду, — для души или с целью выгодно продать. В любом случае за ценными вещами ухаживают бережно, тщательно.

Как правильно мыть дорогую посуду:

  • температура воды комфортная для рук — теплая или чуть прохладная;
  • никаких абразивных средств или щеток — детское мыло, мягкая тряпочка или губка;
  • каждый предмет отдельно моют в пластиковой чаше, тазике, не на весу, а уложив на дно емкости, застеленное мягкой тканью;
  • налет внутри удаляют зубным порошком, а глянец восстанавливают, добавив в воду при полоскании немного нашатыря;
  • фарфор не замачивают, а моют сразу;
  • посуду с позолотой лучше не мыть, а протереть влажным полотенцем;
  • чтобы не оставалось потеков после мытья, вещь сразу аккуратно вытирают.

Об уходе за фарфором рассказывает коллекционер:

Спустя почти 200 лет после появления первой фабрики многие предприятия Кузнецовых продолжают работать. И Гжель, и Вербилки, и Конаковский завод выпускают продукцию, которая так же популярна в России и за рубежом. А о сегодняшнем дне флагмана фарфоровой империи — Дулево — рассказано в этой статье.

Поделиться с друзьями
Юлия Чернявская
Юлия Чернявская

Эксперт по истории посуды.

Оцените автора
Добавить комментарий

  1. Аватар
    Андрей

    Здравствуйте, Юлия.
    Огромное спасибо за интереснейшую статью.
    Простите за вопрос не по статье — я никак не могу определить название фарфорового изделия товарищества М.С. Кузнецова. Есть фото и описание. Поиски в инете не привели ни к чему.

    Ответить
    1. Марина Макарова
      Марина Макарова

      Здравствуйте, Андрей.
      Благодарю за Ваш отзыв о нашей статье! Без фото невозможно ответить на Ваш вопрос. если Вы пришлете ссылку на фото и описание этого изделия, мы постараемся Вам помочь.

      Ответить